продолжение | Логико-процессуальные особенности доказывания адвокатом в гражданском и арбитражном судопроизводстве. | Деятельность адвоката -представителя в гражданском
 
   

Гражданский процесс
Поиск по сайту
Особенности рассмотрения жилищных дел
Адвокатская деятельность
 
 

 

Навигация: Главная Деятельность адвоката - представителя в гражданском и арбитражном процессе Логико-процессуальные особенности доказывания адвокатом в гражданском и арбитражном судопроизводстве. - продолжение



Логико-процессуальные особенности доказывания адвокатом в гражданском и арбитражном судопроизводстве. - продолжение

 

Нельзя не согласиться с мнением Д.П. Ватмана о том, что участие адвоката в поисках истины по гражданскому делу своеобразно. Цель гражданского и арбитражного судопроизводства - это установление истины, которое происходит путем познания судом и другими участниками процесса фактов объективной реальности, что составляет философскую сущность гражданского и арбитражного процесса. В юридической науке имеются различные взгляды на соотношение доказывания и познания. Г.М. Резник относится к доказыванию как виду познания. В.В. Молчанов ничего не говоря о цели доказывания - установлении истины, рассматривает доказывание в качестве способа познания, которое реализуется «в чувственно-практической деятельности суда и участвующих в деле лиц по установлению фактов, с наличием или отсутствием которых закон связывает возникновение, изменение или прекращение материально-правовых и гражданско-процессуальных правоотношений» . На наш взгляд, нельзя ставить знак равенства между этими двумя явлениями. Познание есть усвоение чувственного содержания переживаемого, или испытываемого, положения вещей, состояний, процессов с целью нахождения истины4. Доказывание в науке уголовного процессуального права часто рассматривается как разновидность познавательной деятельности, где «всякое познание является единством непосредственного и опосредованного»5. А.А. Давлетов, напротив, ставит знак равенства между доказыванием и познанием6.

В более узком толковании доказывания, М.А. Гурвич связывает доказывание с убеждением суда и истинностью рассматриваемых им фактов1. С.В. Курылев полагает, что доказывание - это не познание, а для познания включает в доказывание «деятельность участников дела и суда по представлению и исследованию доказательств», без самой оценки доказательств . Л.А. Ванеева и С.Ф. Афанасьев рассматривают судебное познание как деятельность суда, направленную на установление истины, судебное доказывание -как деятельность лиц, участвующих в деле и т.д. Нам представляется более предпочтительней точка зрения И.В. Решетниковой, считающей, что доказывание - это, с одной стороны, процесс обоснования какого-либо положения, а с другой - выведение нового знания на основе исследованного . Формированию знания, в том числе при рассмотрении дела в суде, предшествует процесс отражения, включающий в себя восприятие, запоминание, воспроизведение. В свою очередь знания - это совокупность сведений, познаний в какой-нибудь области5. Как видим, доказывание и познание имеют общие цели, поскольку любое доказывание также начинается с процесса познания, так как первый этап работы с доказательствами - это получение информации, то есть познавательная деятельность. Однако необходимо отметить, что процессуальное доказывание включает в себя и такие элементы, которые нельзя считать актами познания, как, например, представление доказательств. Все сказанное убеждает в том, что доказывание включает в себя наряду с другими и гносеологический аспект, который составляет философскую сущность доказывания. Этот аспект присутствует и в деятельности адвоката. Поэтому, участвуя в поиске истины, адвокат не вправе забывать, что главной его задачей остается оказание правовой помощи своему доверителю и он не может действовать во вред своему клиенту. Вместе с тем, эта односторонность, не должна мешать объективности. Поэтому, участвуя в доказывании в гражданском или арбитражном судопроизводстве, адвокат ставит перед собой целую систему задач, решение которых в итоге позволяет добиться главного - квалифицированно и в соответствии с законом оказать юридическую помощь нуждающемуся в ней лицу и тем самым помочь суду в достижении истины по делу. Ученые-процессуалисты, анализируя доказывание как явление, выделяют в нем две органически взаимосвязанные стороны - логическую и процессуальную. Данная постановка вопроса требует рассмотрения судебного доказывания с одной стороны как системы логических операций, с другой стороны как совокупности процессуальных действий. Таково строение доказывания и в деятельности адвоката.
Если обратиться к понятию «доказывание», то оно означает убеждение кого-либо в своей правоте с помощью определенных средств2. В логическом смысле доказывание есть единство трех операций: формулировки тезиса, то есть утверждения, истинность которого следует доказать, сбора и систематизации аргументов, с помощью которых будет происходить убеждение, и демонстрации как способа изложения своих и опровержения чужих доводов. Нам представляется, что в гражданской и арбитражной процессуальной деятельности адвоката также имеет место доказывание, как логическая процедура. Данную точку зрения можно обосновать положениями ст.50 ГПК РСФСР, ст.53 АПК РФ, в которых содержатся требования к сторонам (а следовательно, и их представителям) доказать, то есть обосновать свои утверждения. Подтверждением этому свидетельствует вся конструкция судебного разбирательства по гражданским и арбитражным делам, которое носит состязательный характер и представляет собой спор двух оппонентов.
Необходимо отметить, что особенностью логического аспекта доказывания в деятельности адвоката, как субъекта доказывания, является четкое выделение в нем всех упомянутых компонентов логической структуры процесса доказывания. Прежде всего, формулируется предмет доказывания, который является логическим тезисом, а для адвоката служит составной частью его правовой позиции. Затем адвокатом собираются и систематизируются доказательства, поскольку он должен не только собрать фактические данные, но и классифицировать их, избрать для них порядок и т.д. Далее, в процессе рассмотрения дела в суде адвокат излагает свои соображения по поводу предмета спора, представляя при этом доказательства и участвуя в их исследовании и оценке.
На примере краткого описания участия адвоката в судебном доказывании видно, что последнее аналогично логическому доказыванию. Однако, в юридической литературе, на наш взгляд, вполне обоснованно проводится различие между указанными видами доказывания. Формальнологическое доказывание не учитывает специфики судебного разбирательства по гражданским и арбитражным делам и

его нормативной регламентации. Так, положения частей второй и третьей ст.55 ГПК РСФСР, ст.58 АПК РФ об освобождении от доказывания1, несколько отступают от правил формальной логики. Это относится и к перечню средств доказывания, который перечислен в законе и является исчерпывающим, что лишает доказательственной силы информацию, полученную из других источников, вне зависимости от ее убедительности. В связи с этим, верным, на наш взгляд, представляется именно соотнесение, а не отождествление элементов логического и судебного доказывания. Постараемся это объяснить на примере. Так, истец Ч. предъявил в суд иск к командиру воинской части об опровержении сведений, содержащихся в приказах, в которых ему объявлены строгий выговор и неполное служебное соответствие, так как это умаляет его честь и достоинство. Одновременно Ч. просил компенсировать ему моральный вред в размере 5 млн. рублей. Суд частично удовлетворил требования Ч., взыскав в его пользу только компенсацию морального вреда в размере 100.000 руб., оставив без внимания требования об опровержении сведений, изложенных в приказе. Отказывая в удовлетворении протеста об отмене незаконного решения, Президиум краевого суда в своем постановлении указал, что суд первой инстанции не должен был обсуждать вопрос о законности издания военным командованием приказов о привлечении Ч. к дисциплинарной ответственности, в том числе и с точки зрения 1 Три вида фактов не требуют процессуальной деятельности по доказыванию и могут быть положены в основание решения суда как истинные: 1) признанные судом общеизвестными; 2) преюдициальные (предрешенные), то есть установленные вступившим в законную силу решением или приговором суда (кроме административных актов и актов прокурорско-следственных органов); 3) презюмируемые (предполагаемые в силу нормы права существующими).

соответствия действительности изложенных в них сведений. Отменяя данные судебные постановления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отметила, что требование Ч. об опровержении содержащихся в приказах сведений, заявлено после того, как предыдущим решением военного суда эти приказы были признаны незаконными, так как не подтвердились обстоятельства, послужившие основанием к их изданию. Кроме того, Судебная коллегия правильно, на наш взгляд, указала, что предыдущее судебное решение имеет преюдициальное значение при разрешении спора и суд был не вправе обсуждать вопрос о законности приказов, и исходя из заявленного истцом требования он должен был лишь решить - порочат ли содержащиеся в приказах сведения его честь и достоинство и были ли они распространены ответчиком. Требования об опровержении сведений, умаляющих его честь и достоинство, и компенсации морального вреда - взаимосвязаны и подлежали рассмотрению в полном объеме.
Несмотря на достаточное количество работ, посвященных исследованию процессуальной системы судебного доказывания, практически все они страдают тем самым неконкретным подходом, о котором ранее упоминалось. Поэтому, раскрывая особенности процессуальной стороны в доказывании по гражданским и арбитражным делам с позиций адвоката, нам хотелось бы обратить внимание на следующее. Мы поддерживаем точку зрения ученых, считающих, что доказывание включает в себя действия по представлению, собиранию и исследованию доказательств, а также их оценку. Действительно, непосредственное доказывание как деятельность по обоснованию своей позиции складывается из

перечисленных процессуальных действий. Вместе с тем, нельзя не учитывать, что в логическом плане доказыванию предшествует формулировка предмета доказывания. Прежде чем собрать доказательства, их надо найти, предварительно систематизировать и определиться, в каких направлениях они могут быть использованы. Так, в частности, адвокат должен решить - каким способом можно получить доказательства, которыми он намерен оперировать, какие еще дополнительные материалы можно использовать для подтвержения своей позиции и т.д. Следовательно, собиранию доказательств, которое большинство ученых-процессуалистов считает началом доказывания, предшествует целый этап предварительный работы.
Кроме того, приведенный нами перечень элементов доказывания имеет свои особенности применительно к деятельности адвоката. Так, согласно ст.ст.ЗО, 50 ГПК РСФСР, ст.ст.ЗЗ, 54 АПК РФ адвокат собирает доказательства только в форме их представления. Если же такой возможности нет, он должен ходатайствовать перед судом об их истребовании в соответствии с принципом состязательности сторон, так как акценты в настоящее время по собиранию доказательств смещены с активности суда на обязанности сторон и соответственно их представителей.
В соответствии с ч.З ст. 14 ГПК РСФСР, ст.6, 7 АПК РФ суд, сохраняя беспристрастность, создает необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела: разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий и оказывает им содействие в осуществлении своих прав. Это последнее действие -исключительная компетенция суда, основанная на ст.ст.64, 69 ГПК РСФСР, ст.54 АПК РФ. Согласно ст.ЗО ГПК РСФСР, ст.ЗЗ АПК РФ адвокат, как и другие лица, участвующие в деле, принимает участие в исследовании доказательств. Эти

права составляют содержание не только принципа состязательности, но и принципа диспозитивности1. Конечно, полномочия адвоката в этом вопросе не равны правам суда. Например, адвокат не вправе самостоятельно производить осмотр, опознание и некоторые другие действия в познании содержания судебных доказательств, хотя в проекте закона «Об адвокатуре в Российской Федерации» можно было бы расширить и регламентировать права адвоката в этой части. Вот почему именно термин «участие в исследовании доказательств» наиболее точно характеризует специфику данного элемента системы доказывания, осуществляемого адвокатом. В определении другого процессуального элемента доказывания для адвоката, который характеризовал бы аналитическую сторону доказывания, также имеются определенные сложности. Одни ученые считают оценку доказательств элементом доказывания2, другие ученые придерживаются иного мнения3. Возражения последних сводится к тому, что оценка доказательств - акт мыслительный, подчиненный не правовому регулированию, а законам мышления, то есть с их точки зрения оценка доказательств - это сфера логики, а не права. Кроме того, они считают, что суд не является субъектом доказывания, поэтому и оценка, которую он дает доказательствам, не должна входить в структуру судебного доказывания. Против данных доводов можно высказать следующее.

Оценка судебных доказательств - это элемент доказывания, цементирующий и завершающий весь познавательный процесс итоговыми выводами. Статья 56 ГПК РСФСР, ст.59 АПК РФ (ст.68 проекта ГПК РФ) устанавливает общие правила оценки доказательств, а также обязанность суда отразить результаты оценки в судебном решении. Без данной оценки процесс доказывания носил бы незавершенный, бессмысленный характер. М.К. Треушников справедливо, на наш взгляд, замечает в этой связи, что для суда недоказанность равнозначна неистинности, поэтому отказ в иске по мотиву недостаточности доказательств внешне выглядит как отказ суда поверить в истинность обстоятельств, 0 которых заявляет истец.
Однако, считать суд, подобно Фемиде, пассивным наблюдателем, было бы неправильно и вот почему. В науке гражданского и арбитражного процессуального права в качестве элементов доказывания называют определение предмета доказывания, собирание, представление, исследование и оценку доказательств. Чтобы определить субъекта доказывания необходимо выявить квалифицирующие признаки, на основании которых решить вопрос об отнесении его к субъекту процессуального доказывания.
Методологической основой, на наш взгляд, для выявления таких признаков могут служить исследования в науке гражданского и уголовного процессуального права. Так, И.Л. Петрухин такими квалифицирующими признаками называет: а) постоянное участие в доказывании; б) ответственность за доказывание; в) наличие права на активное и продолжительное участие в доказывании3. А.А. Давлетов к субъектам доказывания (познания ) относит только суд, прокурора, следователя и органы дознания. Точки зрения А.А. Давлетова и И.Л. Петрухина в плане ответственности за доказывание совпадают. Такую ответственность за доказывание в гражданском и арбитражном судопроизводстве в первую очередь должен нести суд. Например, в процессуальном смысле в тех случаях, когда суд определяет предмет доказывания, принимает меры по обеспечению доказательств, назначает экспертизу, выполняет судебные поручения и т.д. В организационно-правовом смысле, когда удовлетворяет заявленные ходатайства сторон об истребовании доказательств, когда осуществляет контроль за своевременным представлением доказательств и т.д.
Может возникнуть вопрос, что делать суду в том случае, если стороны по делу отвергают предложение суда о предоставлении необходимых в данном случае доказательств, например, проведения экспертизы, по материальным соображениям? На наш взгляд, то обстоятельство, что услуги экспертов в настоящее время являются платными, не должно в интересах установления истины по делу останавливать суд. Необходимая по делу экспертиза, в таких случаях, должна проводится за счет государства с последующим взысканием всех расходов с проигравшей стороны.
Несмотря на то, что суд не имеет материально-правовой заинтересованности в исходе дела, его обязанность своевременно рассматривать дела как раз свидетельствует об определенной процессуальной заинтересованности, которые выражаются в правильности определения предмета доказывания, оценки доказательств и т.д.
Мы согласны с точкой зрения С.А. Шейфера о том, что суд сохраняет обязанность доказывания. «Он обязан исследовать все имеющиеся в деле, а также представленные сторонами доказательства, подвергнув их испытанию на относимость, допустимость и достоверность, отразить результаты исследования в протоколе». Даже противник отнесения суда к субъектам доказывания А.Ф. Клейнман и тот полагал, что обязанность суда - разрешить спор сторон. В связи с этим возникает естественный вопрос - может ли суд «разрешить спор», вынести решение по делу, при этом не являясь субъектом доказывания? На наш взгляд, не может, поскольку решение суд выносит на основании исследованных в судебном заседании доказательств и их надлежащей оценки (ст.ст.192, 194 ГПК РСФСР, ст. 125 АПК РФ). В любой системе гражданского и арбитражного судопроизводства оценка доказательств была, есть и будет обязанностью суда при вынесении решения.
По нашему мнению, к субъектам гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального доказывания необходимо относить субъектов гражданских и арбитражных процессуальных правоотношений, которые в силу закона несут обязанность и обладают правом доказывания обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела, а также заинтересованных в исходе дела как в материально-правовом, так и в процессуально-правовом смысле. Поэтому, учитывая сказанное, необходимо признать, что суд продолжает оставаться субъектом доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве и не должен осуществлять только «судейское руководство»3.
Условия, при которых происходит оценка, внешнее оформление результатов оценки доказательств имеют нормативное выражение и поэтому оценка доказательств входит в состав доказывания, как его необходимый элемент.

Для адвоката проблема оценочной деятельности как субъекта доказывания заслуживает особого рассмотрения, что будет сделано в дальнейшем. Поэтому здесь ограничимся лишь общим утверждением, что для адвоката оценка доказательств также является элементом системы доказывания. В ГПК РСФСР и АПК РФ не зафиксированы некоторые полномочия адвоката по доказыванию, из чего, однако, не следует, что за ними не признается процессуальный характер. В данном случае речь идет о двух моментах: самостоятельном поиске доказательств адвокатом (так называемом «адвокатском расследовании») и ходатайстве перед судом об их истребовании. Последнее правомочие в общей форме зафиксировано в ГПК (ст.ЗО) и АПК (ст.54). Что же касается поиска доказательств сторонами и их представителями до обращения в суд, то указанный вопрос в законодательстве не урегулирован. Вместе с тем, основная обязанность по поиску и сбору фактических данных ложится на сами стороны по делу, и соответственно на их представителей. Следует также отметить, что прежде чем доказательства будут собраны, они должны быть найдены и получены. В связи с этим, нам представляется, что проблема поиска доказательств носит практический характер и должна рассматриваться в рамках доказывания.
Таким образом, система доказывания, как деятельности адвоката в гражданском и арбитражном процессе, должна рассматриваться как совокупность, складывающаяся из двух групп элементов, первая из которых составляет подготовительную стадию доказывания, а вторая - его осуществление. На первом этапе формируется предмет доказывания и определяются его пределы, осуществляется поиск и систематизация доказательств. На втором этапе происходит доказывание, складывающееся из ряда процессуальных действий. Для адвоката это - собирание доказательств в форме их представления, участие в исследовании и оценке доказательств.
Перечисленные нами действия должны пониматься как структурные элементы единой системы доказывания с позиций адвоката в гражданском и арбитражном процессе. Свои особенности имеет и порядок работы адвоката с доказательствами. Во-первых, его можно рассматривать как обработку информации, поскольку доказательства представляют собой сведения о фактах. Работа с информацией 0 фактах предмета доказывания и составляет в известном смысле содержание доказывания. Подобный подход открывает путь для применения моделирования и других математических методов в деятельности адвоката в гражданском и арбитражном процессе. Во-вторых, если проанализировать ст.49 ГПК РСФСР, ст.52 АПК РФ, то можно отметить, что процессуальными доказательствами могут быть признаны лишь те фактические данные (сведения), которые удовлетворяют ряду требований к их источнику, способу получения и т.д. Из этого следует, что адвокату приходится сталкиваться и с такой существенной для дела информацией, которой не всегда удается придать доказательственную форму. Оба эти обстоятельства накладывают отпечаток на осуществление адвокатом судебного доказывания.
Необходимо также обратить внимание на психологическую характеристику доказательственной деятельности адвоката в гражданском и арбитражном процессе. В доказательственной литературе ведется интересное исследование психологических аспектов защиты как вида поведения, контактов между защитником и подзащитным, психологических качеств адвоката и т.д. Данный фактор нельзя не учитывать, поскольку деятельность адвоката исключительно насыщена в эмоциональном плане, в том числе нередко чревата появлением конфликтов. Поэтому, в этом смысле деятельность защитника по уголовном делу и деятельность судебного представителя аналогичны.
В самом названии отношений представительства подчеркивается, что они носят доверительный характер, а следовательно, психологический аспект в них очень силен. Вместе с тем, в работах по проблемам представительства этот вопрос исследован крайне недостаточно, несмотря на то, что он также представляет важность, особенно в практическом отношении. Например, анализ правосознания и самосознания адвокатов поможет лучше понять их роль в гражданском и арбитражном процессе, будет способствовать активизации поиска средств доказывания и улучшению работы над материалами дела. Кроме того, характеристика таких вопросов, как адвокатская тайна, выбор дел и способов их ведения, оценка доказательств и т.д. не может быть полной, если наряду с этической стороной этих понятий, которой в юридической литературе уделялось внимание, не будет затронут и их психологический аспект. Как уже отмечалось, деятельность адвоката по доказыванию имеет весьма своеобразную психологическую окраску, которая сказывается на ходе процессуального представительства. Это влияние может быть как положительным, так и отрицательным. Так, формирование у адвоката психологической установки на оказание помощи, на активный поиск доказательств благотворно сказывается на ходе доказывания. Напротив, эмоциональное отношение, например, к свидетелям может повредить объективности. Довольно часто адвокат представляет интересы лица, которое находится в состоянии конфликта с целым коллективом граждан, интересы которых глубоко затронуты. Эти чувства могут передаться адвокату. В подобных случаях особенно важно сохранить объективность и анализировать аргументы как свои, так и чужие по существу. В любом случае эмоции не следует «сбрасывать со счетов». Поэтому, на наш взгляд, психологические вопросы необходимо включать в круг исследования проблем участия адвоката в доказывании в гражданском и арбитражном судопроизводстве.



 
Обращение граждан в Конституционный Суд РФ
Полезная информация
Купить жилье в новостройке и не остаться с носом
Путь в «обманутые дольщики» открыт для всех - в том числе для людей известных и состоятельных Певец Леонид Агутин недавно
История из зала суда: отец, сын, внук и «прописка»
Надеемся, что реальные «квартирные» истории помогут кому-то принять более мудрое решение в сложной ситуации Предки семьи
Пленум Высшего Арбитражного суда разъяснил, как правильно
Короче, плакали ваши денежки, товарищи соинвесторы Высший Арбитражный Суд России озаботился неоднозначным правовым 
Последние материалы
Популярные статьи
© 2011 - 2017 GR-kodeks.ru

Сейчас 115 гостей онлайн