продолжение | Понятие примененного или подлежащего применению закона, нарушающего конституционные права и свободы граждан | Нарушение конституционных прав и свобод граждан
 
   

Гражданский процесс
Поиск по сайту
Особенности рассмотрения жилищных дел
Адвокатская деятельность
 
 

 

Навигация: Главная



Понятие примененного или подлежащего применению закона, нарушающего конституционные права и свободы граждан - продолжение Печать

В определенных случаях возможна проверка конституционности закона, утратившего юридическую силу. По общему правилу в случае, если акт, конституционность которого оспаривается, был отменен или утратил силу к началу или в период рассмотрения дела, начатое Конституционным Судом производство по делу прекращается. В практике Конституционного Суда немало определений об отказе в принятии к рассмотрению конституционных жалоб именно по причине утраты законом юридической силы.
Например, гражданин В.М. Сущев оспаривал конституционность положений Жилищного кодекса РСФСР, позволяющих суду принять решение об освобождении подлежащего сносу дома и прилегающих к нему построек без предварительного и равноценного возмещения стоимости отчуждаемого имущества. Конституционный Суд отказал в принятии жалобы к рассмотрению, так как в соответствии со ст. 2 Федерального закона от 29 декабря 2004 г. "О введении в действие
Жилищного кодекса Российской Федерации" Жилищный кодекс РСФСР утратил силу с 1 марта 2005 г., т.е. до обращения гражданина В.М. Сущева в Конституционный Суд РФ (ноябрь 2005 г.),а положения оспариваемых им статей не воспроизведены в Жилищном кодексе РФ <1>.
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 20 июня 2006 г. N 227-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сущева Виктора Михайловича на нарушение его конституционных прав ст. ст. 137 и 139 ЖК РСФСР, ч. 2 ст. 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Документ официально не опубликован.
Логика данного правила понятна: именно путем лишения закона юридической силы устраняются неконституционные нормы и, следовательно, обеспечивается защита конституционных прав граждан. Считается, что "отмена таких норм самим законодателем защищает конституционные права граждан столь же эффективно, как и признание его не соответствующим Конституции, тем более что решения Конституционного Суда, как правило, обратной силы не имеют" <1>. Однако такое утверждение представляется излишне оптимистичным, поскольку юридическая сила решений Конституционного Суда отличается от силы закона. Об этом речь пойдет в § 3 гл. 6 настоящего пособия.
<1 > Мазуров А.В. Указ. соч. С. 153.
Часть 2 ст. 43 Закона о Конституционном Суде не столь категорична в отношении проверки отмененного или утратившего силу закона: "...производство может быть прекращено, за исключением случаев, когда действием этого акта были нарушены конституционные права и свободы граждан". Конституционный Суд не обязан, но имеет право по своему усмотрению прекратить производство по делу. Формулировка данной нормы Закона была конкретизирована правовыми позициями Конституционного Суда.
Суд указал, что в целях защиты конституционных прав и свобод граждан возможна проверка конституционности закона, отмененного или утратившего силу, но при наличии двух обязательных условий: 1) если оспариваемым законом, примененным в конкретном деле, нарушены конституционные права гражданина; 2) если производство по жалобе гражданина начато до момента утраты силы или отмены оспариваемого им закона <1>. Даже в случае, если акт, конституционность которого оспаривается, был отменен или утратил силу (что может иметь место, в частности, при изменении законодательного регулирования, устраняющего неопределенность в вопросе о конституционности соответствующих положений данного акта в том аспекте, в каком его оспаривает заявитель) в период рассмотрения дела, производство по делу прекращается, если действием оспариваемых положений были нарушены конституционные права и свободы граждан <2>.
<1> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 5 февраля 1998 г. N 11-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ивановой Ии Ефимовны на нарушение ее конституционных прав ст. 108 ГК РСФСР 1964 г. Документ официально не опубликован.
<2> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 20 ноября 2001 г. N 229-О по жалобе гражданина Набиева Исалмагомеда Набиевича на нарушение его конституционных прав ч. 3 ст. 11 и п. 18 ст. 34 Закона Республики Дагестан "О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления". Документ официально не опубликован.
Любопытно, что ч. 2 ст. 43 Закона о Конституционном Суде, не предусматривающая возможности проверки конституционности законов, утративших силу к началу или в период рассмотрения дел, сама была предметом жалоб.
Так, Конституционный Суд, отклоняя жалобы, указывал, что данную норму следует рассматривать в единстве с нормами ст. ст. 96 и 97 данного Закона, допускающими возможность проверки конституционности даже отмененного или утратившего силу закона при наличии указанных выше условий. Таким образом, резюмировал Суд, норма, содержащаяся в ч. 2 ст. 43 указанного Закона, направлена исключительно на защиту прав и свобод граждан и по самой своей природе не может нарушать их <1>.
<1> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 26 января 2007 г. N 24-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Скворцова Николая Борисовича на нарушение его конституционных прав ч. 2 ст. 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Документ официально не опубликован.
Конституционный Суд не вправе отказать в принятии жалобы к рассмотрению, если закон, положение которого оспаривается, утратил силу, но аналогичное положение воспроизведено в новом законе. Такая правовая позиция сформулирована самим Конституционным Судом <1>.
<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 26 декабря 2005 г. N 14-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ст. 260 ГПК РФ в связи с жалобой гражданина Е.Г. Одиянкова // СЗ РФ. 2006. N 3. Ст. 337.
Рассматривая жалобу гражданина Е.Г. Одиянкова, Суд пояснил, что в период подготовки его дела к слушанию вступил в силу Федеральный закон от 21 июля 2005 г. "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации о выборах и референдумах и иные законодательные акты Российской Федерации", которым ст. 260 ГПК РФ изложена в новой редакции. Оспариваемые в жалобе гражданина Е.Г. Одиянкова законоположения из ч. 2 данной статьи исключены, однако они воспроизведены по сути в ее ч. 6, согласно которой в период избирательной кампании, кампании референдума заявление, поступившее в суд до дня голосования, должно быть рассмотрено и разрешено в течение пяти дней со дня его поступления, но не позднее дня, предшествующего дню голосования, а заявление, поступившее в день, предшествующий дню голосования, в день голосования или в день, следующий за днем голосования, - немедленно; в случае, если факты, содержащиеся в заявлении, требуют дополнительной проверки, заявление должно быть рассмотрено и разрешено не позднее чем через 10 дней со дня его подачи. Суд признал положения ст. 260 ГПК РФ, предусматривающие сроки рассмотрения судом поданных в период избирательной кампании заявлений о защите избирательных прав, не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой эти положения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, препятствуют суду по истечении установленных в них сроков разрешить соответствующее дело по существу и служат основанием прекращения производства по делу.
Также исходя из общего правила о том, что Конституционный Суд осуществляет проверку конституционности действующих нормативных актов, проверке не подлежат положения закона, который официально опубликован, но вводится в действие через некоторое время. До введения в действие закона такие положения не могут быть применены в конкретных делах.
Вместе с тем в Конституционном Суде РФ рассматривался Федеральный закон от 6 октября 2003 г. "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", отдельные положения которого предполагалось ввести в действие с 1 января 2006 г., но они стали предметом жалоб в Конституционный Суд гораздо раньше этого срока.
Положения, введение в действие которых отсрочено, могут быть изменены законодателем еще до их вступления в силу, либо срок введения их в действие может быть отложен еще на более позднее время. Такая ситуация имела место в отношении Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", введение в действие ряда положений которого было отсрочено Федеральным законом от 12 октября 2005 г. N 129-ФЗ на три года, т.е. до 1 января 2009 г. Чем дальше до дня введения нормативного акта в действие, тем выше вероятность, что его обжалованные положения будут изменены или отменены еще раньше <1>.
<1> См.: Мазуров А.В. Указ. соч. С. 332.
Особого внимания заслуживает вопрос о толковании понятия "примененный или подлежащий применению закон". Закон должен быть применен или подлежать применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон.
Конституционный Суд отказал в принятии жалобы гражданина В.В. Мичкасского, которому Верховным Судом Республики Мордовия и Верховным Судом РФ было отказано в удовлетворении ходатайства о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам решения квалификационной коллегии судей о наложении на него дисциплинарного взыскания в виде досрочного прекращения полномочий судьи. В.В. Мичкасский ссылался на неконституционность п. 5 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ, установившего в качестве одного из оснований для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решения, определения суда, постановления президиума суда надзорной инстанции, вступивших в законную силу. Конституционный Суд указал, что из содержания данного законоположения не следует возможность оспаривания решений квалификационных коллегий судей. Таким образом, поскольку в конкретном деле с участием заявителя п. 5 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ не применялся, данная жалоба была признана недопустимой <1>.
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 19 марта 2009 г. N 234-О-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мичкасского Вячеслава Викторовича на нарушение его конституционных прав п. 5 ч. 2 ст. 392 ГПК РФ. Документ официально не опубликован.
Из курса общей теории государства и права известно, что закон применяют органы власти - правоприменительные органы. К таким органам относятся не только суды, но и органы внутренних дел, органы таможенной службы, органы миграционной службы, органы юстиции, лицензионно-разрешительные органы, избирательные комиссии, иные органы, рассматривающие конкретные дела и обладающие правом наложения взысканий или вынесения обязательных предписаний.
Так, в деле общества ООО "Варм" органом, применившим закон, выступило Управление Федеральной налоговой службы по Омской области, осуществившее повторную налоговую проверку при том, что результаты первоначальной проверки уже были оценены судом и судебное решение вступило в силу <1>.
<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 17 марта 2009 г. N 5-П по делу о проверке конституционности положения, содержащегося в абз. 4 и 5 п. 10 ст. 89 НК РФ, в связи с жалобой ООО "Варм" // СЗ РФ. 2009. N 14. Ст. 1770.
Следует еще раз подчеркнуть, что в Конституционном Суде оспариваются не фактические действия различных органов власти и должностных лиц, а лишь законы, на основании которых такие действия осуществляются. Таким образом, гражданин не может обратиться в Конституционный Суд для защиты основных прав и свобод вне связи с конкретным делом или при отсутствии надлежащих доказательств правоприменения (возможного применения) оспариваемого закона или иного нормативного акта, а также для защиты прав третьих лиц, поскольку в этом случае закон применяется в отношении именно этих лиц, а не заявителя. Поэтому при обращении в Конституционный Суд с жалобой важно определить, чье субъективное конституционное право или свобода нарушены законом, т.е. установить лицо, чьи права и свободы были нарушены.
В деле гражданина А.В. Бехова, обжаловавшего конституционность отдельных положений Закона г. "Москвы "Об организации местного самоуправления в городе Москве", Конституционный Суд указал следующее: "Из представленных заявителем судебных решений усматривается, что он обращался в суды общей юрисдикции не в связи с нарушениями каких-либо его прав и свобод, а в защиту определенным образом понимаемого им общественного интереса. Следовательно, оспариваемые заявителем законоположения не могут считаться примененными в его конкретном деле, а данная жалоба не является допустимой и не может быть принята Конституционным Судом к рассмотрению" <1>.
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 20 декабря 2005 г. N 514-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бехова Александра Викторовича на нарушение его конституционных прав отдельными положениями Закона г. Москвы "Об организации местного самоуправления в городе Москве". Документ официально не опубликован.
В качестве другого примера можно привести дело о проверке конституционности Закона Удмуртской Республики от 17 апреля 1996 г. "О системе органов государственной власти в Удмуртской Республике". Заявителями выступали граждане, полагающие, что в данном Законе региональный законодатель вышел за пределы своих полномочий, определив порядок формирования, полномочия и организацию работы представительных и исполнительных органов государственной власти в районах, городах и районах в городах. Однако в процессе изучения обстоятельств дела Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что жалоба заявителей связана с применением закона по конкретному делу не всех этих граждан, а лишь одной из подписавших жалобу заявительниц, обратившейся в суд общей юрисдикции в связи с нарушением ее прав оспариваемым Законом. Исходя из этого Конституционный Суд РФ прекратил производство по коллективной жалобе и рассмотрел лишь индивидуальную жалобу соответствующего лица <1>.
<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 24 января 1997 г. N 1-П по делу о проверке конституционности Закона Удмуртской Республики от 17 апреля 1996 г. "О системе органов государственной власти в Удмуртской Республике".
Вместе с тем, оценивая конституционность ряда статей Уголовно-процессуального кодекса РФ, связанных с обязательным изложением судами и иными правоприменительными органами мотивировок своих решений, Конституционный Суд принял жалобы от адвокатов в защиту прав обвиняемых <1>.
<1 > Определение Конституционного Суда РФ от 25 января 2005 г. N 42-О по жалобам граждан Астахова Павла Алексеевича, Замошкина Сергея Дмитриевича, Карцевой Веры Константиновны и
Костанова Юрия Артемовича на нарушение конституционных прав и свобод положениями ст. ст. 7 и 123, ч. 3 ст. 124, ст. ст. 125, 388 и 408 УПК РФ // ВКС РФ. 2005. N 4.
Подача жалобы в Конституционный Суд возможна на любой стадии рассмотрения дела в органе, применяющем закон. Следовательно, если имеется конкретное дело, рассмотрение которого начато или завершено в суде или ином органе, применяющем закон, то не имеет значения, каково содержание решений, принятых по данному делу, и рассмотрено ли оно всеми судебными инстанциями, или жалоба допустима вообще без предварительного участия суда <1>.
<1> См. Постановление Конституционного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 3-П по делу о проверке конституционности ч. ч. 1 и 2 ст. 54 ЖК РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой.
Согласно правовой позиции Конституционного Суда "конкретным является дело, в связи с которым судом или иным правоприменительным органом в рамках юрисдикционной или иной процедуры и на основе норм соответствующего закона разрешается вопрос, затрагивающий права и свободы заявителя, а также устанавливаются и (или) исследуются фактические обстоятельства" <1>.
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 19 февраля 2004 г. N 33-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ш.С. Мефтахутдинова на нарушение его конституционных прав статьями 96 и 97 федерального конституционного закона "О конституционном суде Российской Федерации". Документ официально не опубликован.
"Конкретным делом" не может быть признано дело, рассмотренное в рамках конституционной юрисдикции. Конституционному Суду неподведомственны жалобы о проверке конституционности положений Закона о Конституционном Суде, регулирующих процедуру обращения и рассмотрения жалоб граждан. В конституционном судопроизводстве не исследуются фактические обстоятельства дела, а разрешаются вопросы права.
Статья 96 Закона требует приложения к жалобе копии официального документа, подтверждающего применение либо возможность применения обжалуемого закона при разрешении конкретного дела. Выдача заявителю копии такого документа производится по его требованию должностным лицом или органом, рассматривающим дело.
Конституционный Суд сформулировал ряд правовых позиций в отношении документа о правоприменении: документ выдается любым правоприменителем, которым может быть суд общей юрисдикции, арбитражный суд или иной орган, применяющий закон; отсутствие у заявителя в силу не зависящих от него причин возможности представить копии необходимых документов не является препятствием к рассмотрению его обращения в Конституционном Суде. Недостающие документы могут быть истребованы самим Конституционным Судом и его Секретариатом.
Закон может быть оспорен только в той части, которая непосредственно применена или подлежит применению в деле заявителя. Чаще всего обжалуются конкретные пункты, статьи закона, а не закон в целом.
Если заявитель в жалобе оспаривает более широкий круг положений закона, чем те, которые применялись или подлежали применению, Конституционный Суд признает жалобу допустимой только в определенной части.
Во многих постановлениях Конституционного Суда, принятых по жалобам граждан, уточняется предмет жалобы в целях признания ее допустимой. Так, в деле по жалобе ООО "Научно-производственное предприятие "Нефте-Стандарт" оспаривались положения Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" и Арбитражного процессуального кодекса РФ, определяющие статус Высшего Арбитражного Суда РФ и его полномочия в качестве суда первой инстанции; закрепляющие право и порядок кассационного обжалования решений и определений арбитражного суда, в том числе по делам об оспаривании нормативных правовых актов; а также устанавливающие порядок надзорного производства, процедуру рассмотрения заявления или представления о пересмотре судебного акта в порядке надзора. Конституционный Суд сузил предмет жалобы, признав ее в части оспаривания статей, касающихся надзорного производства, недопустимой в силу того, что не были нарушены в конкретном деле конституционные права заявителя <1>.
<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 17 января 2008 г. N 1-П по делу о проверке конституционности положений ст. ст. 9 и 10 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" и ст. ст. 181, 188, 195, 273, 290, 293 и 299 АПК РФ в связи с жалобами ЗАО "СЕБ Русский Лизинг", ООО "Нефте-Стандарт" и ООО "Научно-производственное предприятие "Нефте-Стандарт" // СЗ РФ. 2008. N 4. Ст. 300.
Если конституционные вопросы, поставленные в жалобе, были разрешены в ранее принятом постановлении Конституционного Суда, сохраняющем свою силу, жалоба признается не подлежащей дальнейшему рассмотрению. В таком случае Конституционный Суд принимает "отказное" определение по жалобе. Впрочем, зачастую это не означает негативного результата, поскольку такое определение может иметь положительное (позитивное) содержание, если заявитель просит признать неконституционными положения закона, аналогичные тем, которые уже были признаны не соответствующими Конституции РФ. В этом случае Конституционный Суд указывает на невозможность применения подобных положений, которые нуждаются в отмене компетентными органами. Более подробно этот вопрос рассматривается в гл. 6 настоящего пособия.
В практике Конституционного Суда понятие подлежащего применению или примененного закона толкуется в некоторых случаях расширительно. В частности, примененной признается такая норма, в применении которой заявителю хотя и было отказано, но этот отказ, затрагивая конституционные права гражданина, был обусловлен непосредственно неконституционным содержанием не нашедшего позитивного применения законоположения.
Такая ситуация имела место в деле В.А. Аветяна, оспаривавшего положения статей Уголовно-процессуального кодекса, согласно которым правом на обжалование в суд ареста обладает лишь лицо, содержащееся под стражей, его защитник или законный представитель по месту такого содержания. В отношении гражданина Аветяна было вынесено постановление о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу, которое исполнено не было и не отменялось вплоть до момента прекращения уголовного дела в течение почти четырех лет; в связи с этим был объявлен его розыск, о чем сообщалось в местной газете. В.А. Аветян обращался в суды общей юрисдикции с жалобами на незаконность постановления о применении в отношении его в качестве меры пресечения заключения под стражу и просил об отмене этого постановления. Однако в рассмотрении жалобы ему было дважды отказано на том основании, что в соответствии со ст. ст. 220.1 и 220.2 УПК РСФСР такие жалобы могут быть принесены только лицами, реально содержащимися под стражей, и рассматриваются судом по месту такого содержания. Признав данные законоположения неконституционными, Конституционный Суд указал, что право вынесения постановления об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу всегда ущемляет право на свободу и личную неприкосновенность независимо от того, исполнено или не исполнено это решение. Не только реальные ограничения, но и выявившаяся их опасность, прежде всего угроза потерять свободу, нарушают неприкосновенность личности, в том числе психическую, оказывают давление на сознание и поступки человека.
В то же время как исполненные, так и реально неисполненные постановления о заключении под стражу могут быть незаконными, необоснованными. Гарантией от таких произвольных ограничений свободы и личной неприкосновенности является право потребовать судебной проверки оснований для вынесения решений о заключении под стражу <1>.
<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. N 4-П по делу о проверке конституционности ст. ст. 2201 и 2202 УПК РСФСР в связи с жалобой гражданина В.А. Аветяна.
Данное дело подтверждает также возможность оспаривания в Конституционном Суде норм, ограничивших права заявителя в ходе процесса по его делу, невзирая на то, что по делу иным судом было вынесено благоприятное для заявителя решение.
Так, Конституционный Суд признал неконституционным п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР, в применении которого суды общей юрисдикции отказали осужденным, ходатайствовавшим об исправлении судебных ошибок по их делам. Из этой нормы следовало, что суд вправе возобновить производство по делу лишь в связи с обнаружением неизвестных при постановлении приговора обстоятельств, но не в связи с игнорированием доказательств, нашедших отражение в материалах дела либо их ошибочной оценкой, либо неправильным применением закона. Решение Конституционного Суда способствовало применению ст. 384 УПК РСФСР в отношении обжаловавших ее лиц, ранее безрезультатно требовавших проверки законности и обоснованности своего осуждения <1>.
<1> Постановление Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1996 г. N 4-П по делу о проверке конституционности п. 5 ч. 2 ст. 371, ч. 3 ст. 374 и п. 4 ч. 2 ст. 384 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан К.М. Кульнева, В.С. Лалуева, Ю.В. Лукашова и И.П. Серебренникова.
Выше указывалось на то, что жалоба может быть допустима без предварительного участия суда в конкретном деле. Однако следует иметь в виду, что если дело начинает рассматриваться в судебном порядке, то заявителю перед обращением в Конституционный Суд необходимо дождаться решения суда первой инстанции.
Общественное объединение Русский фонд "Дети - инвалиды" не прошло вовремя государственную перерегистрацию и не представило необходимых сведений о продолжении своей деятельности в Главное управление Министерства юстиции РФ по г. Москве, которое обратилось в Хорошевский районный суд с иском о признании Фонда прекратившим свою деятельность и подлежащим ликвидации. Фонд, не дожидаясь рассмотрения дела и разрешения спора судом общей юрисдикции, обратился в Конституционный Суд, полагая, что нормы Федерального закона "Об общественных объединениях" несоразмерно ограничивают конституционное право на объединение.
Конституционный Суд признал жалобу недопустимой, поскольку спор о том, следует ли признать Фонд прекратившим свою деятельность и подлежащим ликвидации, предстоит разрешить районному суду, поэтому нельзя считать, что оспариваемые законоположения применены или подлежат применению в этом деле и, следовательно, невозможно выяснить, нарушаются ли ими конституционные права и свободы заявителя.
"Если из приложенных к жалобе документов следует, что рассмотрение дела по исковым заявлениям не только не завершено, но и не начато, суд общей юрисдикции еще не выразил своей позиции по вопросу о том, подлежат ли положения закона применению в конкретном деле, то нельзя утверждать, что ими нарушаются права и свободы граждан". В такой ситуации проверка конституционности оспариваемых норм фактически означала бы предрешение вопроса о том, подлежат ли эти нормы применению в конкретном деле. Прерывание на данном этапе правоприменительного процесса и его перевод в рамки конституционного судопроизводства не имеют достаточных оснований и не согласуются с предназначением и существом конституционного судопроизводства и полномочиями Конституционного Суда в их соотношении соответственно с гражданским судопроизводством и полномочиями судов общей юрисдикции по разрешению гражданских, административных и иных дел, подсудных этим судам, их местом в системе судебных органов <1>.
<1> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 10 ноября 2002 г. N 270-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Фомина Александра Владимировича на нарушение его конституционных прав и свобод положениями ст. ст. 29 и 52 Федерального закона "Об общественных объединениях" // СЗ РФ. 2002. N 47. Ст. 4729.
Гражданин Ю.В. Карпенко обжаловал неконституционность положений Закона Санкт-Петербурга "О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга", которыми вводилось дополнительное требование к кандидатам на должность судьи Уставного суда Санкт-Петербурга о наличии у них безупречной репутации и признанной высокой квалификации, не предусматривалась возможность самовыдвижения гражданина на вакантную должность судьи, а правом выдвижения кандидатов наделялись, помимо губернатора Санкт-Петербурга, группа депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга в составе не менее семи депутатов, исключалось участие Квалификационной коллегии судей Санкт-Петербурга в решении вопросов, связанных с процедурой отбора кандидатов на должности судей Уставного суда Санкт-Петербурга, и допускалась проверка достоверности биографических и иных сведений, представленных кандидатами на вакантные должности судей, Законодательным Собранием Санкт-Петербурга и др.
Однако из жалобы и приложенных к ней материалов следовало, что Ю.В. Карпенко обратился в Санкт-Петербургский городской суд с заявлением о признании Закона Санкт-Петербурга недействующим, поскольку он не соответствует федеральному законодательству по порядку принятия, а также о признании противоречащими федеральному законодательству его отдельных положений, и заявление было принято судом к производству. Санкт-Петербургский городской суд, разрешающий его дело, усомнился в конституционности Федеральных законов "О статусе судей" и "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации", приостановил производство по делу и направил в Конституционный Суд РФ запрос о проверке конституционности положений названных Законов. Конституционный Суд не нашел оснований для принятия запроса Санкт-Петербургского городского суда к рассмотрению и вынесения итогового решения в виде постановления в связи с отсутствием в данном случае неопределенности в вопросе о соответствии оспариваемых норм Федеральных законов Конституции.
Таким образом, ко времени рассмотрения жалобы заявителя в Конституционном Суде рассмотрение его заявления в Санкт-Петербургском городском суде оказалось незавершенным. Отказывая гражданину Ю.В. Карпенко, Конституционный Суд указал, что "само по себе принятие этим судом данного заявления к производству, как и приостановление производства по делу в связи с направлением запроса в Конституционный Суд РФ, не являются достаточным подтверждением возможности применения положений Закона Санкт-Петербурга "О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга" в деле Ю.В. Карпенко. Из текста определения Санкт-Петербургского городского суда... не ясно, какие из оспариваемых законоположений и как именно будут применены в деле заявителя и может ли такое применение привести к нарушению его конституционных прав" <1>.
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 2 марта 2006 г. N 21-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Карпенко Юрия Викторовича на нарушение его конституционных прав положениями п. 1, подп. 3, 4 и 5 п. 2, п. п. 8, 9 и 12 ст. 1 Закона Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 г. "О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга "Об Уставном суде Санкт-Петербурга". Документ официально не опубликован.
Конституционный Суд в своих решениях неоднократно указывал, что жалоба гражданина не может быть принята им к рассмотрению, если производство по делу в суде общей или арбитражной юрисдикции не завершено, - при таких условиях рассмотрение жалобы Конституционным Судом РФ предрешало бы выводы суда. Статьи 118, 125 и 126 Конституции РФ не допускают подмену судопроизводства по гражданским, административным или уголовным делам конституционным судопроизводством, в том числе при решении вопроса о том, какой закон и каким образом должен быть применен в конкретном деле <1>. Возбуждение производства о проверке конституционности закона в Конституционном Суде возможно тогда, когда права заявителя нарушаются самой нормой закона и заложенный в ней смысл не допускает такого ее истолкования и применения судами общей юрисдикции и арбитражными судами, при котором права и законные интересы гражданина могут быть защищены и восстановлены в обычном порядке.
<1> См.: Определения Конституционного Суда РФ от 1 июля 1998 г. N 113-О по жалобе гражданина М.П. Горбунова на нарушение его конституционных прав ст. 12 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации", от 11 марта 1999 г. N 10-О по делу о проверке конституционности ст. 21 Закона РФ "О государственной тайне" в связи с жалобой открытого акционерного общества НПЦ "Информатика". Документы официально не опубликованы.
Так, Суд отказал в принятии к рассмотрению жалобы Р.В. Кузавкова, который просил признать противоречащими Конституции положение Закона РСФСР "О регистрационном сборе с физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, и порядке их регистрации", согласно которому физические лица могут осуществлять только те виды деятельности, которые указаны в свидетельстве о регистрации предпринимателя, а также законоположение, устанавливающее, что физические лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью с нарушением данного Закона, несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации, причем все доходы, полученные от такой деятельности, подлежат взысканию в доход государства в установленном порядке.
По делу Р.В. Кузавкова принималось несколько судебных решений, включая решение Федерального арбитражного суда Московского округа, отменившего решения нижестоящих судебных инстанций. Эти обстоятельства позволили Конституционному Суду сделать следующий вывод: "Поскольку эта ошибка исправлена вышестоящей судебной инстанцией и права заявителя восстановлены в полном объеме, его жалоба не подлежит рассмотрению Конституционным Судом Российской Федерации как не отвечающая критерию допустимости обращений граждан в Конституционный Суд Российской Федерации" <1>.
<1> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2001 г. N 59-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Кузавкова Романа Валерьевича на нарушение его конституционных прав п. 1 и ч. 2 п. 2 ст. 4 Закона РСФСР "О регистрационном сборе с физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, и порядке их регистрации" // ВКС РФ. 2001. N 4; Определение Конституционного Суда РФ от 5 марта 2009 г. N 294-О-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Мордванюка Леонида Петровича на нарушение его конституционных прав положением п. 4 ст. 21 Федерального закона "Об обществах с ограниченной ответственностью". Документ официально не опубликован.
Если заявитель обжаловал решение суда в вышестоящую инстанцию и одновременно в Конституционный Суд, то Конституционный Суд толкует это как возможность отстаивать свои права в соответствии с иным законодательством, посредством иного (не конституционного) судопроизводства и, соответственно, прекращает производство по делу <1> либо отказывает в принятии обращения к рассмотрению. Тем самым Суд подчеркивает, что обжалуется именно положение закона, а не правоприменительные решения на его основе.
<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2006 г. N 1-П по делу о проверке конституционности положения ст. 336 ГПК РФ в связи с жалобами граждан К.А. Инешина, Н.С. Никонова и открытого акционерного общества "Нижнекамскнефтехим".
В случае вынесения судами общей юрисдикции или арбитражными судами решений, основанных на неконституционном истолковании законодательства, Конституционный Суд в своих последующих решениях подтверждает неконституционность этих законоположений, что влечет пересмотр решений указанных судов. Конституционный Суд может признать законоположения соответствующими Конституции, но только в таком истолковании, которое приводится в его решении, что также повлечет пересмотр решений, основанных на ином истолковании.
Конституционный Суд в своих решениях неоднократно указывал, что правоприменительные решения, основанные на акте, которому в ходе применения по конкретному делу суд общей юрисдикции или арбитражный суд придал не соответствующее Конституции РФ истолкование, т.е. расходящееся с его конституционно-правовым смыслом, впоследствии выявленным Конституционным Судом, подлежат пересмотру в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда в установленном законом порядке <1>.
<1> См., напр.: Постановление Конституционного Суда РФ от 25 января 2001 г. N 1-П по делу о проверке конституционности положения п. 2 ст. 1070 Гк РФ в связи с жалобами граждан И.В. Богданова, А.Б. Зернова, С.И. Кальянова и Н.В. Труханова // СЗ РФ. 2001. N 7. Ст. 700; Определение Конституционного Суда РФ от 3 апреля 2007 г. N 171-О-П по жалобе гражданина О.Б. Гуртуева и коллективной жалобе граждан - жителей Кабардино-Балкарской Республики на нарушение их конституционных прав положениями Законов Кабардино-Балкарской Республики "Об административно-территориальном устройстве Кабардино-Балкарской Республики", "О статусе и границах муниципальных образований в Кабардино-Балкарской Республике" и Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2007. N 21. Ст. 2561; и др.
Например, в деле Б.В. Цыганкова, оспаривавшего законоположение, согласно которому гражданин, лишенный воинского звания, после снятия или погашения судимости может быть восстановлен в прежнем воинском звании должностным лицом, имеющим право присваивать это воинское звание, Конституционный Суд указал, что положения Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" и Положения о порядке прохождения военной службы по их конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования не могут являться препятствием для восстановления в прежнем воинском звании лиц, лишенных воинского звания во внесудебном порядке. Конституционно-правовой смысл указанного законоположения является общеобязательным и исключает любое иное его истолкование в правоприменительной практике <1>.
<1> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 2 апреля 2009 г. N 483-О-П по жалобе гражданина Цыганкова Бориса Викторовича на нарушение его конституционных прав п. 2 ст. 48 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" и п. 1 ст. 25 Положения о порядке прохождения военной службы // СЗ РФ. 2009. N 31. Ст. 4001.
В деле военного пенсионера Б.А. Костромина Конституционный Суд подтвердил свою позицию: "...правоприменительные решения, основанные на акте, который хотя и не был признан не соответствующим Конституции РФ в результате разрешения дела в конституционном судопроизводстве, но которому в ходе применения по конкретному делу суд общей юрисдикции придал истолкование, расходящееся с его конституционно-правовым смыслом, выявленным Конституционным Судом Российской Федерации, подлежат пересмотру в установленном законом порядке" <1>.
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 20 июня 2006 г. N 218-О по жалобе гражданина Костромина Бориса Алексеевича на нарушение его конституционных прав положениями п. 13 приложения 3 к Федеральному закону "О федеральном бюджете на 2000 год", п. 8 приложения 4 к Федеральному закону "О федеральном бюджете на 2001 год", п. 5 приложения 9 к Федеральному закону "О федеральном бюджете на 2002 год", ч. 1 ст. 128 Федерального закона "О федеральном бюджете на 2003 год" и подп. 34 п. 1 приложения 20, ст. 144 Федерального закона "О федеральном бюджете на 2004 год" и подп. 37 п. 1 приложения 20. Документ официально не опубликован.



 
Обращение граждан в Конституционный Суд РФ
Полезная информация
Купить жилье в новостройке и не остаться с носом
Путь в «обманутые дольщики» открыт для всех - в том числе для людей известных и состоятельных Певец Леонид Агутин недавно
История из зала суда: отец, сын, внук и «прописка»
Надеемся, что реальные «квартирные» истории помогут кому-то принять более мудрое решение в сложной ситуации Предки семьи
Пленум Высшего Арбитражного суда разъяснил, как правильно
Короче, плакали ваши денежки, товарищи соинвесторы Высший Арбитражный Суд России озаботился неоднозначным правовым 
Последние материалы
Популярные статьи
© 2011 - 2017 GR-kodeks.ru

Сейчас 115 гостей онлайн